Урок - История чтения.

Обучающий онлайн курс
Скорочтение со скоростью света.

Лицензия: Копирование запрещено.

Первые попытки чтения были часто наполнены любопытством и чувством вины. Нас принуждали читать вслух публично, критиковали и поправляли перед всеми присутствующими (унижали и уничтожали), из-за чего мы выглядели глупыми и заторможенными, а затем оценивали наше "хорошо" по чьей-то шкале. Это провоцировало ошибки, и мы получали "плохо". Итак, решено, не смущаться и не делать ошибок, учиться защищать себя.

Некоторые находили способы уклоняться от чтения (и кое-кто проявлял чудеса изобретательности). Некоторые научились натягивать на лицо маску благополучия. Возможно, мы даже убегали; ища других занятий и интересов, где обходилось без чтения или где оно не являлось обязательным.

Если бы мы были чересчур медлительны или чем-либо отличались от других, нас бы раскритиковали и/или унизили. Это сделало бы нас объектом шуток, прозвищ и иных осуждений. У большинства людей подобные насмешки развили бы дискомфорт при чтении и нелюбовь к нему.

В большинстве школ чтение преподаётся как вербальный навык. Процесс преобразования визуальных символов (слов на странице) в вербальные называется транслитерацией. Это всё равно, что переводить с испанского языка на английский со скоростью одно слово в единицу времени. Как вам может быть известно, структура этих языков различна, поэтому при последовательной транслитерации слов может получиться достаточно смешное звучание, очевидное тем, кто владеет языком.

Простая фраза вроде "Посмотрите на красный мяч" по-испански, после транслитерации будет выглядеть на английском, как "Себя посмотрите на мяч красный". Подобный неправильный перевод осуществляется и при трансформации визуального процесса в вербальный. Они просто говорят на разных языках.

Старый метод чтения состоит в следующем. Читающий в первую очередь должен преобразовать слова на странице в вербальные символы, а затем в визуальные и кинестетические образы. Когда видимый текст сразу преобразуется визуальные образы, при подключении внутреннего знания, процесс заметно ускоряется. Это и есть Скорочтение.

Чтение вслух с целью проверки того, что нам известны читаемые слова практически уничтожило нашу интуицию и линейное вербальное чувство. Чтение стало тренировкой навыков перевода и разочарования, так как является процессом, где задействовано зрение и воображение. Превращение чтения в вербально-ментальный процесс обратило нас от сердца к мозгу.

Такая миграция от сердца (интуиция) к мозгу (интеллектуализация и сомнение) – одна из основополагающих проблем, возникшая перед всем нашим обществом. Когда мы думаем, вместо того, чтобы чувствовать, то упускаем реальный опыт и впечатления от контактов и отношений. На Западе особенно распространена практика сокрытия чувств, открытое же их проявление считается не принятым и постыдным. Мы считаем это некоторого рода слабостью.

Вопреки нашим убеждениям, эмоции открывают доступ к интуиции и являются ключом к скорочтению. Когда вы освободитесь от стыда и вины, то сможете постичь интуицию. Всё, что теперь нужно – доверять ей.

Звуковая методика чтения до сих пор является самой популярной. При всех своих достоинствах – это всего лишь процесс транслитерации, который замедляет или ослабляет интуицию. В школах утверждают, что учитель должен слышать, как читает ребёнок для того, чтобы определить, на сколько правильно усвоен материал. Я уверен, что, если бы детям дали возможность прочувствовать рассказ, большинство учеников додумали бы его верно (по крайней мере, так, как они поняли).

При использовании данного курса по скорочтению дети могут научиться быстро читать в очень юном возрасте. Одобрение необходимо. Именно слова "хорошо" и "плохо" заставляют детей во время чтения верить, правы они или нет. Ребёнок воспринимает способность отождествлять и заучивать как часть своего поведения. Наше общество увековечило данную иллюзию в учебных заведениях при помощи такого фундаментального процесса, как чтение.

Нас учили, что слова нужно читать последовательно, одно за другим (основная особенность левого полушария мозга), чтобы учитель мог ясно расслышать и понять их. Склонность к такому последовательному мышлению и отрицание мышления целостного присуща большинству учебных занятий. Проучившись таким образом определённое количество времени, мы начинаем верить, что другого способа не существует.

Принцип "по одному в единицу времени" полезен при решении задач, требующих сосредоточенного внимания и упорядоченности, как при приготовлении пищи по кулинарному рецепту. Однако, когда дело касается чтения, сосредоточенное внимание и упорядоченность могут стать помехой плавной передачи идей от одного человека другому (основной принцип общения).

Ниже приведён пример истории, написанной лишь основными словами, без добавления деталей: Кошка-мышка-мальчик-дом-поливочный шланг-лето. Таким способом можно написать целый роман, и даже не один, так как воображение добавляет все необходимые детали вместо вас.

Нет необходимости предоставлять эти детали в каком-то определённом порядке для получения наиболее интересного рассказа. Вы даже можете взять набор собственных образов (внутреннее представление). Если бы я сказал использовать все элементы истории о кошке с мышкой в произвольном порядке, могло бы получиться гораздо больше разных вариантов развития сюжета.

Не порядок слов формирует рассказ, а помыслы автора. Интуитивное подключение к ним, путём внутреннего раскрытия позволит вашему детально мыслящему разуму выполнить то, что он умеет лучше всего – додумать историю. Это составит плату за вход на шоу.

Принцип вербального чтения внушает мысль: "а что, если я ошибаюсь" (или чувство беспокойства ). Это беспокойство проникает и в другие аспекты жизни. Постоянная боязнь совершить ошибку заставляет нас неустанно проявлять бдительность. Такое состояние непрерывной настороженности приводит к возникновению ощущения незащищённости, заставляя нас продолжать искать надёжность. Это замкнутый круг беспокойства-незащищённости-безопасности-повышенной бдительности.

Нахождение в непрерывном поддержании собственной безопасности приводит к тому, что способность развиваться и расти, со временем ослабляется. Причина тому – боязнь совершить ошибку, мы отвергаем представляющиеся шансы из опасения, что они окажутся небезопасны. Далее мы всё реже ищем новые возможности роста и развития, так как они сулят определённую долю риска.

Как только удастся снять этот внутренний зажим и шагнуть на встречу осознаваемому риску, необходимо дать свободу вере. Той вере, которая формирует характер и способность творить прекрасное. Когда вы перестанете беспокоиться о том, правильно ли поступаете, можете переходить в более широкое измерение, где жизнь идёт на высоких скоростях...